?

Log in

No account? Create an account

Entries by category: дети

Сегодня тема здоровья школьников актуальна как никогда. От того, кто придет учиться в вузы и ссузы, зависит уровень специалиста, которого мы получим «на выходе». Насколько готов нездоровый человек к кропотливому научному труду, к активной деятельности на производстве? На эти вопросы ответил ученый Владимир Базарный.

Учить нельзя калечить?

Наше издание не в первый раз поднимает тему здоровья молодого поколения, здоровья нации. Разработанная педагогом-новатором Владимиром БАЗАРНЫМ здоровьесберегающая технология обучения уникальна и в то же время проста, общедоступна, базируясь на принципах природосообразности и точном знании физиологии детского организма. Уверены, что публикация интервью с ученым не оставит равнодушными наших читателей.

– Владимир Филиппович, вы много пишете и рассказываете о необходимости скорейшего внедрения в школы здоровьесберегающей педагогики. До конца ли понимают в обществе всю серьезность неправильного развития детей? Появился ли после выступлений интерес со стороны государства, органов управления образования к вашим разработкам?

– С обсуждениями «жизнеспособности – нежизнеспособности» детей и подростков, а значит и всего народа мы уже опоздали на целые столетия, оказавшись в глубочайшей эволюционно значимой деградации потенциала жизни. Следствием этого явилась неумолимо нарастающая сверхзаболеваемость детей и, в итоге, сверхсмертность народа.

Вспомним, с чего эта трагедия начиналась? Россия всегда славилась здоровьем молодых людей, их силой, выносливостью, здоровым детородным потенциалом. Затем власть изымает детей из трудового семейно-родового воспитания и помещает в книжно-седалищное. В отличие от нас, в прошлом матери понимали трагические последствия подобного развития. Вот, например, с каким обращением обратились нижегородские дворяне к государю: «Школа возвращает родителям детей, отданных в нее здоровыми, изуродованными, кривобокими, близорукими, ни к чему не способными, ничего не знающими, преждевременно стареющими».

А ныне и все увидели: почему-то после такого «образования» молодые люди стали приобретать невыносимую головную боль (мигрень), вечную болезненную бледность, согбенную спину, пенсне на носу, психоневростению. И речь не идёт о голодающих. Речь идёт о самых зажиточных, некогда здоровых семьях.

Специально состояние самочувствия и здоровья детей в навязанных условиях образования изучил великий гражданин России Д.И. Писарев. Вот его заключение: «Давно уже замечен тот факт, что школа имеет на детей особенное влияние, резче высказывающееся в физическом отношении. Влияние это выражается в том, что прежняя свежесть, бодрость и цветущее здоровье детей сменяются вялостью, истомленностью и болезненностью. Некоторые даже перестают расти, теряют свою прежнюю беззаботную веселость и смотрят как-то угрюмо и боязливо. Влияние это нередко отражается и в умственном отношении: дети тупеют, теряют прежнюю даровитость и взамен ее приобретают… нервную раздраженность – признак слабосилия. Поэтому не совсем неправы те, которые говорят о вырождении человеческого рода под гибельным влиянием школы».1

Ни в те годы, ни в настоящее время, ни общество, ни власть на подобные заявления никак не реагировали и не реагируют. В итоге, был запущен механизм нарастающего в поколениях истощения плодородия древа человеческой жизни и выживания в постоянно меняющихся условиях физической и микробно-вирусной среды.

«У нас больше нет здоровых выпускников школ», – заявил на VI объединённой сессии академий президент РАМН, академик М.М. Давыдов (2006). «Идёт физическая деградация детей», – объявил другой авторитетный специалист в области детства, директор Научного центра здоровья детей РАМН, академик А.А. Баранов (2007).

При этом школа не только не стояла на месте, а постоянно наращивала чуждые психомоторной и эмоционально-волевой природе ребёнка школьные реформы. Об их последствиях заявил директор НИИ гигиены и охраны здоровья детей и подростков Научного центра здоровья детей РАМН, профессор В.А. Кучма, отмечая, что «80 процентов детей в школе пребывают в состоянии стресса». И речь здесь идёт не только о физической деградации детей в навязанных режимах образования, но и духовно-психической.

В частности, в 1999 году Министерство образования РФ2 довело до общества и власти шокирующие факты: спустя только первый год обучения, у 60-70 процентов малышей возникают пограничные психические нарушения. А ведь впереди ещё девять-одиннадцать лет такого «умопомрачительного» образования! Не слышит и не видит «сонное царство» родителей и учителей уже реальных предвестников неумолимо надвигающейся психической популяционной грозы.

Выступая на заседании XI конгресса педиатров России, главный государственный санитарный врач РФ Г.Г. Онищенко предъявил следующее официальное обвинение отечественной системе образования: «Серьезной проблемой остается режим преподавания в наших школах, где нехватка учебного времени компенсируется за счет уменьшения часов сна и двигательной активности. Все это негативно сказывается на здоровье детей, формируется патология опорно-двигательного аппарата, отсюда сутулость, сколиоз позвоночника и различные виды нарушений осанки школьников».

Приведу еще несколько высказываний.

Глава государства Д.А. Медведев: «Сегодняшняя статистика здоровья школьников просто ужасающая. К каждому ученику должен быть применен индивидуальный подход, минимизирующий риски для здоровья в процессе обучения».3

Глава Правительства РФ В.В. Путин: «Из школы дети уходят синие, а в школу приходят зеленые».4

Президент Национальной медицинской палаты, директор НИИ неотложной детской хирургии и травматологии Л.М. Рошаль: «Здоровье школьников было хуже только во время войны…»5

Все вроде бы беспокоятся, констатируют, кроме уже давно отчуждённых от детей родителей, учителей, муниципальной власти. А главное – никто ничего не делает, за исключением единиц – волонтёров.

– С чем связаны нарастающие явления физической деградации детей? Какие самые серьезные проблемы в этом плане вы могли бы назвать?

– Настоящая страшная реальность в следующем. Выполненные под нашим руководством исследования вскрыли: воспитание новых поколений на укоренённой в школе «педагогической усидчивости», которая так удобна авторитарным родителям и учителям, постепенно в поколениях основательно деградировало тазово-крестцово-копчиковую детородную систему с возникновением запирательного синдрома для выхода из малого таза головки младенца. Как итог – уже у абсолютного большинства новорожденных та или иная степень черепно-мозговой родовой травмы. Последствия таких травм уже катастрофичны. В частности, по данным профессора Т.И. Кагановой: «За последние двадцать лет шквал диагнозов «перинатальная энцефалопатия» (патология мозга) захлестнула педиатрическую службу. Из 10 детей до года на педиатрическом участке 8-9 имеют этот диагноз, по поводу чего детям назначается терапия, в том числе медикаментозная. Эпидемиологические исследования, проведенные в рамках программы мэрии Санкт-Петербурга свидетельствуют, что частота постановки диагноза «перинатальная энцефалопатия» достигает в некоторых поликлиниках 712 на 1000 детей до года»6. Во всех регионах ситуация не лучше. Что ожидает этих детей, если школа даже здоровых малышей с первых дней учёбы погружает в хронический школьный стресс?

– Как реагирует на всё происходящее высшая государственная власть? Принимает законы и издаёт постановления о замене здоровьедегенеративных подходов образования на здоровьеразвивающие?

– Нет. С одной стороны, правительство проводит школьные реформы, усугубляющие и без того трагическое здоровье малышей: например, трансформацию детских садов в дошкольные образовательные учреждения, определение скорости чтения с первого класса под секундомер, ЕГЭ и т.д. С другой – принимает законы о финансировании строительства новых лечебно-реабилитационных центров, лекарственном обеспечении постепенно отмирающего народа. Но задумываются ли наши законодатели, первые лица государства, главы регионов, каков ожидается эффект от всего этого лекарственного обеспечения? На этот вопрос отвечают самые авторитетные отечественные учёные, медики. Из выступления одного из видных специалистов в области кардиологии академика Е.И. Чазова на национальном конгрессе кардиологов7: «Несмотря на появление новых методов диагностики, колоссальный арсенал лекарственных средств, эффективность лечения не только не увеличивается, но, судя по росту больничной летальности, даже уменьшается».

Вот что это такое – угасание жизнеспособности на генетическом уровне, запущенное на этапах детства!

Я имею все данные, чтобы со всей ответственностью утверждать: именно от подобной трагической ситуации уже погиб не один народ, не одна цивилизация. Как говорится, стоял, стоял в веках мост, и все подумали: он так будет стоять вечно. А он под воздействием беспощадной эксплуатации и ржавчины возьми однажды и рухни. Но эта тема – предмет отдельного, особо ответственного разговора.

Дальше нет никакого смысла говорить о чём-либо, если трагедия детей в школах не является приоритетной для её пресечения ни для родителей, ни для учителей, ни для федеральной, ни для региональной власти. А то, что сегодня много разговоров вокруг здоровьесберегающих технологий обучения, похоже на заклинания: «Халва! Халва!», – надеясь, что от этого станет слаще во рту.

Возьмите данные у военных комиссаров – какая годность юношей, вчерашних выпускников школ к службе по группе 1А. Это и есть последствия благих надежд и «здоровьесберегающих » иллюзий. Дело в том, что на службу сегодня призывают с перечнем сотен различных патологий. И только по группе 1А стараются брать более-менее здоровых. А вот какие эти самые более-менее здоровые поясняет экс-главнокомандующий Воздушно-десантных войск РФ Г.И. Шпак: «Посмотрите на сегодняшнего десантника, которого мы призвали. Это что-то такое щуплое, страшно нежное, с тоненькой шейкой на тоненьких ножках, с туманным взором, который ничего не отражает»8. Комментарии излишни.

– Расскажите о принципах положенных в основу вашей здоровьесберегающей системы обучения детей?

– Весь парадокс этой трагедии в том, что ещё в 1979 году «Медицинская газета» и, позже, газета «Правда» еще в 1986 году сообщили о рождении в стране развивающих здоровье технологий и режимов организации учебного процесса (а научные журналы об этом писали и раньше). После многолетней апробации и изучения ведущими НИИ в области детства Минздрава РФ, а также по согласованию с Минобразования РФ была рекомендована для внедрения во все школы России программа под названием «Массовая первичная профилактика школьных форм патологии или развивающие здоровье принципы конструирования учебно-познавательной деятельности в детских садах и школах» (авторы В.Ф. Базарный, Л.П. Уфимцева, Э.Я. Оладо и В.А. Гуров).

В 2001 году программа прошла повторную экспертизу ведущими НИИ страны – под руководством НИИ гигиены и охраны здоровья детей и подростков (директор – профессор В.Р. Кучма), научного центра охраны здоровья детей РАМН (директор – академик А.А. Баранов) – и получила подтверждение, что предложенные режимы и технологии не только сохраняют, но и улучшают здоровье детей в процессе учёбы.

На основании итогов апробации Роспотребнадзором РФ выдано положительное санитарно-эпидемиологическое заключение (№77.99.95.3.Т.000674.07.01). Что это значит? Федеральный закон «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения» и, в частности, ст. 28 требуют, чтобы всё используемое в учебном процессе, в том числе режимы и педагогические инновации, имело подобные заключения.

Но ещё больший парадокс заключается в том, что все используемые сегодня в образовательных учреждениях режимы и технологии обучения, в том числе декларируемые подходы так называемого «здоровьесбережения», таковых заключений со стороны федерального Роспотребнадзора РФ не имеют. Следовательно, используются вне закона. Наш опыт показывает, что на «страже» сохранения трагического для детей статус кво, а также «столпами» противодействия внедрению утверждённой Минздравом и Роспотребнадзором вышеуказанной программы стоят чиновники из региональных министерств и департаментов по образованию. И так, похоже, будет всегда, пока безмолвствуют родители. Как говорится: дитя не плачет – мать не разумеет. К счастью, такая косность характерна не для всех регионов.

По инициативе волонтёров некоторые базовые звенья программы внедрены все же в 3,5 тыс. образовательных учреждений России. Но чаще из-за отсутствия средств финансирования закупки необходимого оборудования речь идёт о нескольких классах в пределах школы. Более того, часто здоровье детей в таких классах (как и во всех остальных) не сравнивается с теми классами, которые работают в «книжно-седалищном» режиме. А теперь зайдите в эти классы и незаметно сфотографируйте, в каких позах пишут все дети России. Нами установлено, что с этих согбенно-скрюченных поз как раз и начинается трагедия новых поколений, а в итоге, и всей России. На общем фоне если и появились где-то «островки» здоровья детей, занимающихся в разработанных нами альтернативных режимах, то это мало кто замечает.

Первой ступенью деструктивных режимов обучения является устранение формирования в школе «засижено-согбенного » косного динамического стереотипа. Вот ведь как получается: если все повторяют «движение – жизнь», значит, доминирование недвижения детей в учебном процессе – это вялотекущее умирание жизни? Сегодня наука доказала: движение подведено не только под основу работы всех систем поддержания жизни, но и под работу генофонда, а также под нормальную работу психики. Неслучайно, молодости, в отличие от старости, присуща особая подвижность и гибкость тела, старость же отличается тугоподвижностью и косностью тела. А вот смерть от жизни отличается уже неподвижностью.

В нашей модели урока исключена педагогическая усидчивость. Она заменена на динамический режим. Такой режим обеспечивается с помощью соединения академического учебного процесса с малыми формами организованной двигательной активности детей. Заметим, об этом прогрессивные мыслители мечтали в течение тысячелетий. Для профилактики формирования «засиженного» динамического стереотипа разработана специальная мебель (конторки), позволяющая работать в режиме сохранения отличительной видовой сущности людей – телесной вертикали (осанна – на языке духовных учений). И эта часть программы не касается самой дидактики и содержания учебного процесса. Она сугубо гигиеническая, а точнее – эргономическая основа организации учебного процесса. И данная мебель должна внедряться с учётом имеющегося санитарно-эпидемиологического заключения. К сожалению, в лучшем случае практически всё отпущено на «инновационное» усмотрение учителя. Почему же никто из руководителей системой образования не спросил у учителя, когда авторитарно выкинули ростомерные парты и внедрили одномерные столы, когда изгонялись из школы правописание, вдумчивое чтение, риторика, художественное рисование, рукотворчество, трудовое воспитание, ГТО, полноценная физическая культура и многое другое? Кто поинтересовался мнением учителя, когда, согласно методическим указаниям Минобразования РФ, с первого класса внедрялось скоростное чтение под секундомеры.

Только один научно проверенный факт. Наши исследования вскрыли: гонка детей по «школодрому» под секундомеры – это формирование такого динамического стереотипа чтения (речения), при котором между звуковым кодом (словом) и его образно-смысловым наполнением (ассоциацией) оформляется глубокий разрыв, расщепление личности. Такое расщепление психиатрия определила однозначно – шизофренизация психики. Я могу привести ещё десятки таких дидактических приёмов, деградирующих наших детей.

В целом для глубокой реорганизации режимов и технологий обучения нами защищены 44 патента на изобретения и полезные модели. Но всё начинается не с дидактики, а с элементарной эргономики учебного труда ребёнка. Если этого нет – об остальном говорить нет смысла.

– Что необходимо для массового внедрения вашей методики в школах России в высших и средних профессиональных учреждениях?

– Руководители государства объявили: отныне образовательный процесс – это услуга. Да, но услуга людьми принимается и потребляется только добровольно и только та, которая гарантирует договорное качество. Речь идёт о том, чтобы все родители сдавали своих детей в образовательные учреждения на основе письменного договора, в котором образовательное учреждение обязуется исполнить ст. 51 закона «Об образовании», гласящую «образовательное учреждение создаёт условия, гарантирующие сохранение и укрепление здоровья обучающихся, воспитанников». После этого родители обследуют состояние основных школьно-обусловленных систем организма в детской поликлинике в начале и в конце учебного года: зрение, состояние позвоночника, сердечно-сосудистой системы, нервно-психический статус и т.д. Далее в отношении руководителя образовательного учреждения вступает юридическая норма: о бездействии и непринятии мер по реализации ст. 51 федерального закона «Об образовании». Для кого-то это страх и паралич духа, а для кого-то – элементарная человеческая этика по спасению уже остаточного здоровья детей. Безусловно, во сто крат проще, если имеется понимающий проблему глава региона. Он может объявить конкурс на межведомственную программу, гарантирующую, что за время обучения дети не приобретут школьных форм патологии. Замена существующей, губительной для здоровья противозаконной системы образования на альтернативную может иметь различные модели.

– Фантасты, придумывая человека будущего, предполагали, что в условиях высокотехнологичного общества – без значительных физических усилий – человек будет постепенно превращаться в этакий «супермозг» на тоненьких ножках. Может быть, мы как раз и наблюдаем этот процесс?

– Ещё в 1963 году отечественным учёным О.В. Богдановым было сделано следующее открытие. Если в процессе развития ограничить поступление в мозг восходящей от мышц афферентации, то нейроэпителиальная ткань его не только не развивается, но и подвергаются обратному развитию – деградации. Воспитание и обучение детей в режиме «педагогической усидчивости» – это и есть заглушение поступления в мозг восходящей афферентации от нижних конечностей. Итог – нарастающая эпидемия так называемого синдрома дефицита внимания с гиперактивностью (СДВГ). Не только мы, но и за рубежом раньше нас показали: в основе СДВГ лежит неумолимое обратное развитие лобных (очеловечивающих людей на этапе детства) отделов мозга. И все эти процессы во многом уже необратимы. Так что были правы мечтатели-фантасты: всеобуч и эпоха так называемого просвещения породят большую голову. Только в этой голове всё больше и больше благородная нейроэпителиальная ткань мозга будет замещаться на соединительную.

1 См. «Учитель», 1865, №9, с. 316.
2 Письмо №22011-12 Минобразования РФ от 22 февраля 1999 г.
3 «Российская газета» от 6 ноября 2008 г.
4 «Комсомольская правда» от 6 октября 2006 г.
5 Из интервью радио «Эхо Москвы», 1 сентября 2006 г.
6 «Медицинская газета», №2 от 26 сентября 2007 г.
7 «АиФ», №44, 2008 г.
8 «Известия» от 2 августа 2003 г.



Оригинал взят здесь: http://www.akvobr.ru/bazarnyi_o_zdorovjesberegaushei_pedagogike.html

Начало здесь: http://obrzdrav.livejournal.com/4331.html

          О том, что творит мир взрослых с детьми в школах Запада Президент Международной Гражданской комиссии по правам человека Джен Истгейт подробно изложила в своём опубликованном докладе «Навязывание препаратов детям. Психиатрия губит жизни людей» Приведёт лишь несколько цитат из этого доклада.

«Зайдите в обычную школу Великобритании, Австралии, Канады, или США, или в некоторые школы Мексики – вы подумаете, что попали в клинику для душевнобольных, потому что дети здесь выстраиваются в очередь за ежедневной дозой стимулирующего препарата».

Замечу, что речь здесь идёт о лечении психоактивными средствами такого мифического психиатрического недуга, как синдром дефицита внимания с гиперактивностью (СДВГ). Об этом синдроме – разговор отдельный.

Здесь же приводится оценка системы образования в США государственной комиссии США по совершенствованию образования: «Если бы какая - нибудь враждебная сила попыталась навязать Америке то среднее образование, которое существует сейчас, то мы могли бы рассматривать это как военные действия против нас...

В 2002 году им (психиатрам) были выделены средства в размере 28 миллиардов долларов для проведения «специального обучения детей», у которых психиатры «обнаружили» «расстройства в обучении». Однако департамент образования США выяснил, что 40% детей, страдающих такими «расстройствами», просто никогда не учили читать».

И мало кто осознаёт, что всё это есть не что иное, как продуманная стратегия «атаки на детей», о которой ещё в 1927 году заявил Ральф Трюитт: «В центре нашей атаки должна оказаться школа».

О том, что и западная и отечественные системы образования конструировались и продолжают конструироваться тайными силами по единым лекалам указывает очень точное обобщение многоопытного отечественного учителя Виктора Плюхина, опубликованного в “Учительской газете» (от 15.11.94) под многозначительным заглавием “Рак уж свистнул...”

“По роду своей деятельности я – учитель, преподаватель изо: почти 30 лет работаю в школе с ребятами и одновременно шестнадцать – в пединституте со студентами. Работаю с теми и другими, но предпочтение отдаю детям. Почему? Да потому, что общение с ними доставляет радость. Иное – в студенческой аудитории: студенты полустоят, полусидят, кое-кто даже полулежит с подчеркнутым видом отбывающих повинность. Меня охватывает странное чувство – будто погружаюсь в какой-то мирок опустошенности, распущенности. И это будущие учителя?!

Моя попытка вернуть их к жизни вызывает неожиданно бурную реакцию: “Ваше дело – объяснить, наше дело – слушать! Вы нарисуйте, мы – срисуем!” Бедные дети! Да, бедные, потому что все это – беда. Но очень важно понять, чья вина в том, что будущие учителя попали в такую ситуацию? Я думаю, конечно, это вина преподавателей.

Главная установка в действиях большинства преподавателей такова: “Делай, как я! Делай со мной от сих и до сих.” Это не может не сказаться на студентах, на их позиции. Одни, с первой же сессии “примерив” к себе такое обучение, смиряются, готовятся к тому, что и дальше их ждет “приемо-передача”, становятся податливыми, безответственными учениками, которыми можно легко управлять. Другие ожесточаются, воспринимают все происходящее в штыки, никогда не привыкают и не смиряются с тем, что каждый день одна и та же картина – шесть-восемь часов сидеть и записывать без малейшей опоры на свой собственный жизненный опыт. Что может быть тягостней и невыносимей? Что может дать студентам эта “писанина”? Как назвать процесс, происходящий в вузовской аудитории?

Такие действия преподавателей, на мой взгляд, называются топтанием на месте, работой двигателя на холостом ходу. Ход этот дискредитирует саму идею обучения, лишает студентов возможности проявлять собственную инициативу, находчивость, тормозит развитие их личностных качеств. Студенты работают, не нагружая свое мышление, и в результате находятся на самой низшей из пяти ступеней знаний, известных еще со времен Платона, – механическое усвоение за счет налегания на память. Но ведь есть еще и вторая, и третья, и четвертая, и пятая, соответствующие мышлению, осмысленному пониманию, внутреннему пониманию и, наконец, полному пониманию.

К великому огорчению, об этом можно только мечтать, потому что подавляющему большинству преподавателей предпочтительнее работа на холостом ходу, говорильня ради говорильни. Причем, многие из них совершенно удовлетворены своей работой и готовы искренне доказывать, что она дает результаты. Но самое страшное – не это, а то, что “говорители” стали явлением общественным, распространенным, вроде эпидемии. Еженедельно, ежедневно говорим, учим, а выпускаем неучей. Почему? Да потому, что “Знания, не рожденные опытом, – как сказал один мудрец (и он совершенно прав), – бесплодны и полны ошибок”.

Именно об этом уже в течение ряда десятилетий бьют во все колокола СМИ со следующими заглавиями:

«Рабы знаний» («Московский комсомолец», 13.03.1999);

«Маленькие роботы» (Педагогический вестник, №12(267), 2001);

«Рабство псевдознаний» («Учительская газета», №1 от 10.01.95);

«Я – зомби! Так называют себя люди, внезапно потерявшие память, которых случайно находят по всей России» («Комсомольская правда» 10.12.2002);

«Зомби из 3“A”» («Московский комсомолец», 04.04.2002).

«Мы будем пахать как Египтяне» («Московский комсомолец», от 04.12.2001) и т. д.

Что же касается деградации физического и психического развития и здоровья новых поколений нашего народа в процессе так называемого образования, то это, как говорится, издержки воспроизводства закрепощённых в движениях и усилиях тела и порабощённых в духе на этапах детства людей (рабов). И на этот счёт лучше любого специалиста сделали заключение классики идеологии высвобождения народов из рабства К. Маркс и Ф. Энгельс «Что такое болезнь как не стеснённая в свободе жизнь?».

В отличие нас, воспитанных школой по законам закрепощения воли тела и рабства духа, наиболее точную и глубокую характеристику современной школы более ста лет тому назад дал швейцарский мыслитель Ферьер.

«И сотворили школу так, как велел им дьявол. Ребенок любит природу, поэтому его замкнули в четырех стенах. Ребенку нравится сознавать, что его работа имеет какой-то смысл, поэтому все устроили так, чтобы его активность не приносила никакой пользы. Он не может оставаться без движения – его принудили к неподвижности. Он любит работать руками, а его стали обучать теориям и идеям. Он любит говорить – ему приказали молчать. Он стремится понять – ему велели учить наизусть. Он хотел бы сам искать знания – ему они даются в готовом виде.

…И тогда дети научились тому, чему они никогда бы не научились в других условиях. Они научились лгать и притворяться.

И вот что произошло. Как и хотел того дьявол, некоторые люди зачахли, стали вялыми и пассивными, утратили всякий интерес к жизни. Они лишились счастья и здоровья. Пропали Любовь и Доброта. Мысли стали сухими и серыми, души зачерствели, сердца озлобились.

И погибла школа, которую так ловко придумал дьявол».

В этих условиях перед нами встаёт тот же самый сакральный, буквально исторический вопрос, который возник и перед Джоном Гатто:

«Я даже не понимаю, почему родители позволяют творить такое со своими детьми … Ни один из встреченных мною родителей, относящихся к среднему классу, не признавал, что не прав может быть не их ребёнок, а школа, в которой он учится. Ни один родитель за все двадцать шесть лет преподавания».

Наши 33-х летние усилия сдвинуть данную старую «заржавевшую» проблему с мёртвой точки в определённой степени позволяют сформулировать некоторые причины такой «слепоты» и «глухоты» родителей и власти, о которой чётко сказано в священных писаниях:

«Бог дал им дух усыпления, глаза, которыми не видят, и уши, которыми не слышат, даже до сего дня» (К Римл. 11: 8).

·       Во-первых, речь идёт о массовом поражении граждан, прошедших ту

же школу «педагогической усидчивости», косностью тела и, как следствие, рабством и страхом духа (к сожалению, примеры таких мужественных родителей, как Стерлигов, являются всего лишь редким исключением).

·       Во-вторых, речь идёт об укоренившемся воспроизводстве в цепи

сменяющих поколений мальчиков, юношей (мужчин) по женским лекалам, в которых практически не остаётся места для воли тела и силы духа и, как следствие, для противления злу. Особую деструктивную роль здесь привнесло смешанное по календарному возрасту обучение мальчиков и девочек, зная, что в этих условиях по генетической и духовной зрелости девочки на 2 года старше, а поэтому сильнее от мальчиков.

·       В-третьих, речь идёт о глубоком отчуждении от детей самих

матерей, которых некогда власть с подачи лукавых принудительно включила в «равноправный» (понимай как равноконкурентный) с мужчинами профессиональный труд и карьерный рост.

·       В-четвёртых, признать тот факт, что школа деградирует детей, значит преодолеть себя и признать себя соучастником великого преступления; значит нужно начать проявлять волю к защите детей; значит необходимо или изъять детей из школ, или добиться перестройки существующих деструктивных для развития и здоровья детей режимов обучения на сообразные природе ребёнка - здоровьесберегающие; значит нужно менять сложившийся свой образ жизни; значит нужно менять свою эгоцентрическую самодостаточность. Но для всего этого нужна воля, которую за 10 лет «познания» жизни на «седалищах» (в «расслаблении» - в терминологии Спасителя) молодые люди её по большей части утеряли.

·       В-пятых, специально выполненными исследованиями установлено:

если мать не кормила грудью младенца, либо кормила всего лишь несколько месяцев, то у неё любовь и внимание к себе любимой часто сильнее, чем к собственному ребёнку. В этих условиях она живёт по принципу, гениально описанному А. С. Пушкин: «Свет мой зеркальце, скажи! Да всю правду доложи: я ль на свете всех милее…».

·       В-шестых, личностный эгоизм и мужчин и женщин, отсекающий способность к объединению с себе подобными родителями для коллективных правовых акций по защите детей. Защите по принципу, который утверждали всей своей жизнью великие учителя и воспитатели детей А. С. Макаренко, С. А. Калабалин, А. А. Католиков и другие: « Все дети - наши и мы за них в ответе!».

·       В-седьмых, речь идёт о проблемах массового психического здоровья самих родителей. Вся наша трагедия на уровне целого народа в том, что, как установлено НИИ гигиены и охраны здоровья детей и подростков Научного центра здоровья детей РАМН, от 62 до 83% выпускников наших школ страдают теми или иными формами психических расстройств («дезадаптаций»), которые они приобрели в школе. Несомненно, большинство из них становятся матерями и отцами. В этих условиях вступает в свои права законы популяционной психиатрии.

1.    Чем в большей степени опускаются и духовно деградируют люди, тем в большей степени нарастает компенсационный синдром гениальности и величия в своих глазах, типа синдромов Жанны Д’Арк, Наполеона, Александра Македонского и других. Это слепая страсть к самоутверждению и самовозвышению («звездонутости»). Это духовная эволюционно значимая ловушка, из-за которой уже погибла не одна цивилизация.

2.    В одной из своих записок великий Гиппократ определил наиболее существенный признак психического расстройства: это такое состояние, при котором очевидность на человека уже не действует и никакие здравые доводы не имеют силы.

Определённые надежды, что государственная школьная система, воспроизводящая в поколениях на конвейере косность тела и, как следствие, рабство духа, однажды будет, как взывает думающий многоопытный учитель, истинный защитник детей Джон Гатто «либо исправлена, либо добита окончательно» говорят многочисленные факты стихийного восстания малолетних рабов по всей России.

И об этом пестрят заглавия СМИ.

“Почему я хочу взорвать школу?” («Учительская газета», № 5 от 20.12.94 г.);

“Я не дурак. Я не могу учиться ...” («Учительская газета», № 45 от 12.11.96 г.).

“Дети плачут: учиться не хотят. Родители хватаются за голову: что делать с детьми? Учителя в трансе: двадцать лет успешной работы и вдруг такой результат…” («Учительская газета», № 50 от 14.12.94 г.);

“Бунт замордованных детей” «Мегаполис-Экспресс» (№34 от 27.08.97);

«В голове каша. Ничего не проклевывается» ("Учительская газета" №30(9643), 1997).

«Учительницу избили прямо на уроке» ("Учительская газета" №50 от 14.12.94);

«Школьник пытался зарубить сверстника и учительницу топором» («Комсомольская правда» №231 от 10-17.12.99).

«Школьники решили нанять киллера для мужа учительницы» («Комсомольская правда» от 23.11.2001) и так далее.

Некоторые надежды на возможность зарождения в нашей стране реальной политики воспитания свободных и здоровых людей, а в итоге истинного сбережения народа российского дают нам летние Указы Президента РФ В.В. Путина. Это Указ №761 от 1 июня 2012 года «О национальной стратегии действий в интересах детей на 2012 – 2017 годы», а так же Указ №1199 от 21 августа 2012 года «Об оценке эффективности деятельности органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации».

Первый Указ имеет прямое отношение к отечественной системе образования. В частности, учитывая, как сказано в Указе, «отстающее от современных потребностей общества качество образования как целостного процесса обучения и воспитания детей, неэффективное управление этим процессом и слабый контроль за качеством образовательных услуг…», перед органами исполнительной власти Президент РФ ставит следующие неотложные задачи:

·       «Максимальную реализацию потенциала каждого ребенка…

·       Сбережение здоровья каждого ребенка…

·       Разработку эффективных механизмов профилактики девиантного поведения детей…

·       Распространение здоровьесберегающих технологий обучения, технологий "школа здоровья" на все образовательные учреждения, включая организации для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей…».

Для оценки эффективности деятельности органов исполнительной власти во втором Указе вводятся такие показатели как «ожидаемая продолжительность жизни при рождении», «смертность населения» и другие.

Теперь всё дело - за гражданской и родительской позицией самих граждан. И такие действия могут быть в следующих направлениях.

Во-первых. Самое элементарное. Нужно перед началом учебного года или в самом его начале обследовать в детской поликлинике функциональное состояние систем жизнеобеспечения ребёнка. Необходимо особое внимание обратить на состояние его позвоночника, зрения, психики, эндокринной системы. То же самое следует сделать и по окончании учебного года. При явном ухудшении показателей развития и здоровья детей и, особенно, при возникновении «классических» школьных форм патологии (близорукости, нарушений осанки, патологий позвоночника, нарушений психического здоровья, патологии сердечно сосудистой системы), необходимо обращаться за моральной и физической компенсацией в суд с иском к образовательному учреждению.

Юридической основой такого обращения являются закон «Об основных гарантиях прав ребёнка в РФ», а так же ст. 51 действующего пока закона «Об образовании», в которой указано: «Образовательное учреждение создаёт условия, гарантирующие сохранение и укрепление здоровья обучающихся, воспитанников», в т. ч. с учётом Указа Президента РФ В. В. Путина №761 от 1 июня 2012 года «О национальной стратегии действий в интересах детей на 2012 – 2017 годы».

Кроме того, следует знать, что Федеральный Закон «О санитарно-эпидемиологическом благополучие населения» (принят в марте 1999 года) запрещает использование в образовательных учреждениях не утвержденных Роспотребнадзором различных программ, учебников, методик, режимов, технических средств и технологий обучения и т.д. И это четко отражено в ст. 28 данного закона:

1. В дошкольных и других образовательных учреждениях независимо от организационно-правовых форм должны осуществляться меры по профилактике заболеваний, сохранению и укреплению здоровья обучающихся и воспитанников, в том числе меры по организации их питания, и выполняться требования санитарного законодательства.

2. Программы, методики и режимы воспитания и обучения, технические, аудиовизуальные средства обучения и воспитания, учебная мебель, а также учебники и иная издательская продукция допускаются к использованию при наличии санитарно-эпидемиологических заключений о соответствии их санитарным правилам.

Для справки. Этот закон вообще не применяется. На сегодняшний день программы, методики и режимы воспитания и обучения, используемые в образовательных учреждениях России, за редчайшим исключением (только на ряд наших здоровьеразвивающих педагогических технологий) не имеют санитарно-эпидемиологических заключений (сертификатов). Можно смело утверждать, что все образовательные учреждения страны грубо нарушают российское законодательство, тем самым «обеспечивая» нашим детям все эти «школьные» болезни.

      Во-вторых. Поскольку образование стало сферой услуг, а на качество оказываемых услуг должны заключаться письменные договоры об ответственности тех, кто оказывает эти услуги. Это означает, что все родители, истинно любящие и заботящиеся о своих детях, могут и должны отправлять детей в детские сады и школы только на основе заключение письменного договора.